{::Введение ::}

Этапы свадьбы и свадебные чины

Ношение металлических и других украшений было распространено в сельской местности, но в источни­ках встречается мало сведений на надевание их невестой. На Севере зажиточные поморы носили изделия из жемчуга, ценных металлов, даже из золота не выдавать ее замуж прослежива­ется в причитаниях невесты Мало­ярославского   у.   Орловской  губ.:

От золота-то венка голова болит, От перстня-то рука горит, От подножья ноги ломит

(Шейн, 1900, 608)

По сведениям первой половины XIX в., перстень мог служить аму­летом, его привешивали вместе с об­разком и крестиком к цепочке или шнуру (Минская губ.; Зеленин, 1915, 698). Перстень служил умилостиви­тельным подарком: на второй день свадьбы, когда невеста шла за водой, одна из родственниц бросала в воду перстень (чтобы молодую не могли испортить).

Кроме   кольца,   упоминаются  не­которые      шейные       украшения — в южнорусских губерниях бисерные жерёлки,   гайтаны,   у  украинцев — намисто (ожерелье). У гуцулов в на-мисто   невесты   иногда к включались бубенчики,   а   ожерелье  згарди  со­стояло из нанизанных металлических крестиков,  имевших,  видимо,  опре­деленное,  может быть,  охранитель­ное  значение  (Здоровега,   1974,   97). На Севере шейные  украшения для невесты  нередко  делали  из   ткани, вышивая   золотой   нитью   наборош-ники  (в виде воротника) и голунцы (в виде узорной полосы, плотно при­легавшей к шее). На рис. 15 пока­заны два голунца невесты, вышитые золотом, из Тотемского у. Вологод­ской губ. На одном из них — орна­мент    из    ромбов,    перекрещенных внутри   двумя   линиями;   другой — с узором из двух плывущих к центру лебедей. Мотивы эти нередко укра­шали части  свадебной  одежды.

Одевали янтарь (бруштын — бел.), которому приписывали охранитель­ные свойства. На Севере, где были распространены (более чем в других местах) жемчужные украшения, су­ществовал обряд плача невесты, на­зывавшийся жемчуг. Оплакивала она девичество  и  свою  судьбу;   в   этом случае   ей   одевали   самое   лучшее платье,  повязку — на голову,  а на шею — жемчуг (настоящий или ими­тированный).   Во   время   плача   не­веста  ходила  по  избе  и  «расшиба­лась» — кланялась и взмахивала ру­ками (Пинежский у. Архангельская губ.; Шейн, 1900, 388).  Здесь   надо вспомнить  о  том,   что  жемчуг   был распространенным    символом    слез, упоминаемым в восточнославянских песнях   (Карский,   1916,   294).

Украшения одевались главным об­разом после венчания. Существовал обычай, по которому невесте запре­щалось надевать украшения к венцу. Так,   например,   в   Перемышльском у. Калужской губ. она не надевала ни гайтанов, ни чепок  (из бисера), а только повязывала красную шел­ковую   ленту   крест-накрест   (Шере­метева,

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

мезапам купить в москве