{::Введение ::}

Роль одежды в погребальных ж родильных обрядах

1926,   89).   По   украинскому варианту,   выкупав   ребенка,   бабка завертывала мальчика в рубаху от­ца, разрезая ее в трех местах, а де­вочку — в  рубаху  матери,   завязав в  рукав  кусок  нечины,   уголь,  мо­нету, а затем передавала его куму, кум — куме.   Мальчика   передавали на пороге, девочку — через гребень, после чего шли в церковь крестить (Чубинский,  1877,  9).  В этих обря­дах,  видимо,  выражена идея  связи

 


да была более мягкой и удобной для завертывания детей. Но вместе с тем обычай этот имел и определенную символику. Вся «дзяцинная бялизна робитца з старизны», как писал Н. Я. Никифоровский, но не из детской одежды, а из обносков близ­ких родных, чтобы ребенок непре­менно унаследовал их положитель­ные качества {Никифоровский, 1897, 14).    .

«Одеждой»   новорожденного   была пеленка     (пелюшка)     и     свиваль­ник    (повивач — укр.;   сповивач — бел.) — длинная   полоса   ткани   (до 2 м длины и до 9 см ширины); им свивали ребенка до годовалого воз­раста и более (Дивилъковский, 1914, 590). Иногда для этого служил шнур, которым  крестообразно  обвязывали ребенка, а в некоторых случаях ис­пользовали пояс. На Украине, когда несли ребенка крестить, обертывали его «чолов1чьей» сорочкой, положив в  ее  правый рукав хлеб  (который приносил   кум),   и   «сновивали»   на­крест красным поясом;  так же де­лали, когда несли дитя к причастию (Савченко,  1926, 79). У гуцулов ре­бенка  несли  крестить,  накинув  на него материнскую свадебную гуглю и подвязав красным поясом к шее, чтоб   легче   было   нести   (Доникгв, 1918, с.  100).

Первая рубашка ребенка была са­мого простого покроя. Белорусский мятлек — сорочка новорожденно­го — состояла из куска холста или коленкора, перегнутого пополам с вырезанным посередине (на сгибе) отверстием для головы (см. Прило­жение). К крестинам (которые стре­мились провести как можно скорее— в день рождения или на другой день) готовили ребенку новую рубашку, пеленку, пеленичник (свивальник), платок и крестик. Чаще всего это делали   восприемники.    На   Севере крёстный     отец — божат — готовил крестик или давал на него деньги, а   крёстная — божатка — приготов­ляла ему рубашку (Иваницкий, 1890, 110).   Крестильная   пеленка    особо украшалась. В отдельных местах ею служила также рубаха отца, в кото­рой он венчался. Венчальная, обыч­но нарядная отцовская рубаха, в ка­честве   крестильной использовалась населением Рязанщины очень долго. Автором этих  строк  была приобре­тена    такая     рубаха — пастелка — в с. Борщевое (бывгя. Скопинский у.) у колхозницы А. М. Просмолотовой (р. 1892 г.), в которой венчался еще ее дед и которая  служила  «постел-кой» для всех последующих поколе­ний.   Сшитая   из   льняного   холста, длинная   (спускалась   ниже  колен), с кумачовыми ластовицами,  рубаха отделана прошивками (по плечам) и кружевами (своего плетения) на кон­цах  рукавов  и по  подолу.  Иногда (в начале 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

эльчин сафарли когда я вернусь будь дома скачать бесплатно